just_stalin (just_stalin) wrote,
just_stalin
just_stalin

масштаб и объём работы Сталина

С первых часов Великой Отечественной войны И.В.Сталин держал
в руках управление страной, фронтом и тылом. Он взял на себя тяже-
лейший груз личной ответственности за ход и исход войны, судьбу
страны, народа и армии. Он отдал все свои силы, всю свою волю и
весь свой талант великому делу спасения Отечества, защиты его чес-
ти, свободы и независимости, завоеванию победы над фашизмом. Его
деятельность во время войны изо дня в день была огромной по мас-
штабам и охватывала широчайший круг сложнейших проблем -- военно-
го, экономического, политического, социального, идеологического,
дипломатического, внешнеполитического и многих других важнейших
направлений.

В архиве Центрального Комитета КПСС сохранились тетради запи-
си лиц, принятых И.В.Сталиным с вечера 21 июня по 28 июня 1941 го-
да, сделанные дежурными в его приемной. В тетрадях буквально по
часам и минутам, день за днем отражено, кого он принимал, с кем
работал и сколько времени. Эти документы дают многое для понимания
деятельности Сталина в первые дни войны, о ее масштабах, вопросах
и проблемах, которыми он занимался в то время, о значимости его
деятельности для страны, для организации отпора фашистскому агрес-
сору. Эти документы были опубликованы в журнале "Известия ЦК КПСС"
в июне 1990 года (№6, с.216-220). Узнай их враг в 1941 году, он
имел бы полное представление о том, что в сталинском кабинете в
Кремле постоянно собирались члены Политбюро ЦК ВКП(б), высшие пар-
тийные и государственные деятели, крупные военачальники и видные
хозяйственные руководители, как они вырабатывали политику воюющего
государства, определяли первоочередные и долговременные задачи,
стоящие перед советским народом и Красной Армией.

Так, согласно записи в тетради посещений, 21 июня, будучи тя-
жело больным, Сталин принял и по нескольку часов работал с Молото-
вым, Ворошиловым, Маленковым, Тимошенко, Жуковым, Буденным, Берией
и другими руководящими деятелями. Мы уже писали, что рабочий день
Сталина 22 июня, когда разразилась Отечественная война, начался в
3 часа 30 минут ночи. Он провел заседание Политбюро, подписал пер-
воочередные документы по мобилизации сил страны на отпор агрессо-
ру, по укреплению связи тыла и фронта. Кроме того, им были приняты
за день 29 руководителей центральных политических, военных, хозяй-
ственных и международных органов. При этом некоторые встречались с
ним неоднократно. Со Сталиным работали Молотов, Тимошенко, Жуков,
Кузнецов Н.Г., Шапошников, Ватутин, Маленков, Микоян, Каганович
Л.М., Ворошилов, Мехлис, Вышинский, Димитров, Мануильский, Кулик и
другие.

23 июня с 3 часов 20 минут ночи в Кремле Сталин работал с Мо-
лотовым. До 6 часов 25 минут он работал с Ворошиловым, Тимошенко,
Ватутиным, Кузнецовым Н.Г., Жигаревым и другими товарищами. Встре-
чи и работа с вызванными лицами в тот день была продолжена Стали-
ным в 18 часов 45 минут и длилась до 1 часа 25 минут ночи уже 24
июня. Всего были приняты 21 человек.

24 июня с 16 часов 20 минут до 21 часа 30 минут Сталин принял
20 партийных, государственных, военных и хозяйственных работников.
25 июня с 1 часа 00 минут до 5 часов 50 минут принял 11 ответ-
ственных работников и с 19 часов 40 минут до 1 часа 00 минут ночи
уже 26 июня еще 18 ответственных работников. 26 июня с 12 часов 10
минут до 23 часов 20 минут принял 28 партийных, государственных и
военных деятелей. 27 июня с 16 часов 30 минут до 2 часов 40 минут
ночи 28 июня принял 30 деятелей партии и государства, военачальни-
ков и хозяйственных руководителей. 28 июня с 19 часов 35 минут
принял 21 партийного, государственного и военного работника. Пос-
ледние посетители ушли от Сталина в 00 часов 50 минут ночи 29
июня.

В таком напряженном ритме работа шла день за днем, долгие ме-
сяцы и годы войны. И необходимо было сохранять спокойствие, желез-
ную выдержку, избегать суетливости в работе, воодушевлять своей
целеустремленностью и энергией других. По свидетельству очевидцев,
работавших со Сталиным, это удавалось ему с первых же часов войны.

В свете этих фактов бесстыдно и убого выглядит ложь о расте-
рянности Сталина в первые часы и дни войны. Но ее упорно продолжа-
ют воспроизводить и тиражировать недобросовестные авторы. Напри-
мер, Э.С.Радзинский, выступая по телевидению вечером 13 марта и
утром 14 марта 1997 года, утверждал с присущей ему плутовской ух-
мылочкой, что с началом войны "Сталин бежал из Кремля ... Я прове-
рил по журналу посетителей. Все так: целых три дня Сталин отсут-
ствовал в своем кабинете" (Цит. по газ. "Завтра". 1997, №14). Но
тетради посещений, как было показано выше, изобличают подобное из-
мышление.

С так называемой растерянностью Сталина в самом начале войны
связана и другая лицемерная легенда -- будто бы Сталин предложил
Гитлеру прекратить начавшиеся военные действия взамен получения
Прибалтики, Молдавии, значительной части Украины, Белоруссии и
других советских территорий. Для раскручивания этой клеветы много
потрудился генерал-лжеисторик Д.А.Волкогонов. Он пытался для под-
крепления своей лжи привлечь показания Берии, якобы сделанные во
время процесса над ним, воспоминания маршала К.С.Москаленко. Но
при всем этом вынужден был оговориться, что сообщает это, хотя "в
достоверности ... у меня не было и нет полной уверенности, но ве-
роятность которого (то есть этого. -- авт.) отрицать нельзя"
(Д.А.Волкогонов. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В.Ста-
лина. Кн.2. М., 1990, с.172).

В последние годы эта мерзкая ложь вновь загуляла по страницам
демократической печати. Немало для ее раскручивания сделал историк
В.А.Анфилов. И все это при том, что уже в первые часы и дни войны
Сталин показал необычайную выдержку, твердость духа, несгибаемую
уверенность в победе советского народа над фашистским агрессором.

Занимавшийся тайными операциями за рубежом во время войны ге-
нерал П.А.Судоплатов пишет: "Однако в своих мемуарах Хрущев, знав-
ший обо всех этих деталях, все-таки предпочел придерживаться преж-
ней версии, что Берия вел переговоры с Гитлером о сепаратном мире,
вызванные паникой Сталина. На мой взгляд, Сталин и все руководство
чувствовали, что попытка заключить сепаратный мир в этой беспреце-
дентно тяжелой войне автоматически лишила бы их власти. Не говоря
уже об их подлинно патриотических чувствах, в чем я совершенно
уверен, любая форма мирного соглашения являлась для них неприемле-
мой. Как опытные политики и руководители великой державы, они не-
редко использовали в своих целях поступавшие к ним разведданные
для зондажных акций, а также для шантажа конкурентов и даже союз-
ников" (П.А.Судоплатов. Разведка и Кремль. М., 1997, с.176).

Во имя победы над фашистской Германией, признавал даже Волко-
гонов, по 14-16 часов ежедневно трудился Сталин, находясь у себя в
кабинете, рассматривая "множество самых различных оперативных,
кадровых, технических, разведывательных, военно-экономических,
дипломатических, политических вопросов. Тысячи документов, на ко-
торых стоит подпись Сталина, приводили в движение огромные массы
людей" (Д.А.Волкогонов. Триумф и трагедия. Политический портрет
И.В.Сталина. Кн.2. М., 1990, с.285). Уже одно это опровергает за-
пущенную им версию о сепаратном мире.

И еще из той же книги: "В годы войны он практически не сидел
за письменным столом. Дело в том, что в течение дня у Сталина про-
ходили пять-семь заседаний и совещаний -- ГКО, Ставки, с наркома-
тами, членами ЦК партии, работниками Штаба партизанского движения,
руководителями разведки, конструкторами и т.д. Рассаживались за
длинным столом, нередко только заканчивалось одно заседание, как
Поскребышев впускал другую группу товарищей. "Конвейер" стал рабо-
тать медленнее лишь в 1944 и 1945 годах, когда для всех стало яс-
но, что разгром оккупантов -- дело времени" (Д.А.Волкогонов. Три-
умф и трагедия. Политический портрет И.В.Сталина. Кн.2. М., 1990,
с.340).

Это же отмечают и многие буржуазные историки, подчеркивая,
что Сталину удалось справляться с гигантским объемом работы, обру-
шившимся на его плечи в годы войны. Так, историк Г.Городецкий пи-
шет: "Почти никто не отрицает, что работа Генштаба, Коминтерна,
Центрального Комитета и наркоминдел сводилась воедино в Кремле.
Хотя наверху допускалась относительная свобода мнений, учитывались
различные альтернативные предложения, окончательной, последней ин-
станцией всегда был Сталин. С середины мая 1941 года Сталин даже
формально стал первым человеком страны, заняв пост председателя
Совета Народных Комиссаров; в этой должности он осуществлял всес-
тороннее руководство как в военных, так и в дипломатических вопро-
сах" (Г.Городецкий. Миф "Ледокола": Накануне войны. М., 1995,
с.12).

Объем работы И.В.Сталина был таким, что, казалось, превосхо-
дит человеческие возможности. В создавшейся критической обстановке
он сосредоточил все властные функции. Руководство тяжелейшей вой-
ной требовало предельной концентрации власти, сосредоточения всех
усилий, всех ресурсов государства на завоевание Победы.

Известно, что сосредоточение власти в одних руках является
важнейшим условием успешного ведения войны. Но в современной вой-
не, с ее гигантскими масштабами, напряженностью и динамичностью
боевых действий, это считалось почти недостижимым, превосходящим
человеческие возможности. Главнокомандующий сухопутными войсками
Германии генерал Фрич в 1937 году писал: "Даже гению стало не под
силу охватить во всех деталях совокупность политического и военно-
го руководства, одновременно управлять государством и командовать
армией" (В.И.Дашичев. Банкротство стратегии германского фашизма.
Т.1, М., 1973, с.145).

Роль Сталина в Великой Отечественной войне трудно переоце-
нить, В его руках были сосредоточены решающие рычаги власти в
стране. Он был Генеральным секретарем ЦК ВКП(б), Председателем Со-
вета Народных Комиссаров СССР и народным комиссаром обороны. С на-
чалом войны Сталин становится председателем Государственного Коми-
тета Обороны (ГКО). Государственный Комитет Обороны являлся чрез-
вычайным высшим государственным органом в СССР. В годы войны в нем
была сосредоточена вся полнота власти. ГКО руководил деятельностью
всех государственных ведомств, направляя их усилия на всемерное
использование материальных, духовных и военных возможностей госу-
дарства, руководил перестройкой народного хозяйства и жизни страны
на военные рельсы, мобилизацией ресурсов СССР для ведения войны,
устанавливая объем и сроки поставок промышленностью военной про-
дукции, совершенствовал структуру Красной Армии, расставляя руко-
водящие кадры, определял военно-политические задачи Вооруженных
Сил и характер их стратегического применения. Стратегическое руко-
водство вооруженной борьбой ГКО осуществлял через Ставку Верховно-
го Главнокомандования.

О том, как руководил работой Государственного Комитета Оборо-
ны Сталин, оставил воспоминания Г.К.Жуков. После войны он писал:
"Очень часто на заседаниях ГКО вспыхивали острые споры, при этом
мнения высказывались определенно и резко. Сталин обычно расхаживал
около стола, внимательно слушая спорящих. Сам он был немногословен
и многословия других не любил, часто останавливал говоривших реп-
ликами "короче!", "яснее!"". Заседания открывал без вводных, всту-
пительных слов. Говорил тихо, свободно, только по существу вопро-
са. Был лаконичен, формулировал мысли ясно.

Если на заседании ГКО к единому мнению не приходили, тут же
создавалась комиссия из представителей крайних сторон, которой и
поручалось доложить согласованные предложения. Так было, если у
И.В.Сталина еще не было своего твердого мнения. Если же Сталин
приходил на заседание с готовым решением, то споры либо не возни-
кали, либо быстро затухали, когда он присоединялся к одной сторо-
не" (С.Н.Семенов, В.И.Кардашов. Иосиф Сталин: жизнь и наследие.
М., 1997, с.243).

В первые же недели войны Сталин назначается председателем
Ставки Верховного Главнокомандования и Верховным Главнокомандующим
Вооруженными Силами СССР. В руководстве военными действиями Ставке
принадлежала исключительно важная роль. Именно в Ставке анализиро-
вались изменения, происходившие в развитии военно-политической и
стратегической обстановки на фронте, разрабатывались важнейшие
стратегические и оперативные планы и решения по созданию группиро-
вок войск, координировались действия фронтов, направлялась де-
ятельность партизан и т.д. Огромная работа проводилась Ставкой по
формированию и подготовке стратегических резервов, материаль-
но-техническому обеспечению Вооруженных Сил страны.

Вот как оценивается объем и направления работы советского
стратегического руководства, Ставки Верховного Главнокомандования
в годы Великой Отечественной войны на страницах 12-томной "Истории
второй мировой войны": "Предметом особой заботы стратегического
руководства в ходе войны было непосредственное управление войска-
ми, практическая организация выполнения принятых решений. В ходе
проведения кампаний и стратегических операций Ставка тщательно
следила за обстановкой, своевременно и оперативно реагировала на
ее изменения, при необходимости перенацеливала войска с одного
направления на другое, усиливала фронты стратегическими резервами,
уточняла или ставила новые задачи на ведение боевых действий, кон-
тролировала выполнение отданных приказов и указаний. Большое место
в работе Ставки ВГК и Генерального штаба занимало согласование
усилий фронтов с объединениями и соединениями видов Вооружённых
Сил и родов войск. Ставка назначала и, в зависимости от обстанов-
ки, изменяла разграничительные линии между фронтами, создавала но-
вые, разукрупняла или расформировывала старые фронты, своевременно
вводила в сражение стратегические резервы, координировала действия
фронтов при проведении частных фронтовых наступательных операций и
контрударов, привлекала для нанесения ударов авиацию с других нап-
равлений или из Резерва ВГК.

Практическое выполнение всех важнейших стратегических решений
контролировалось как Генеральным штабом, так и непосредственно
Ставкой ВГК. Контроль осуществлялся путем анализа поступавшей ин-
формации, прямых переговоров Верховного Главнокомандующего и чле-
нов Ставки с командующими войсками фронтов (флотами, армиями), вы-
езда представителей Ставки ВГК, генералов и офицеров Генерального
штаба в войска. Осуществление строгого контроля позволяло страте-
гическому руководству своевременно принимать меры по устранению
возникавших трудностей, выявлять насущные нужды войск, характер и
размеры необходимой им помощи, а также проверять достоверность ин-
формации об обстановке, положении и состоянии войск, реальность
отдаваемых приказов и распоряжений (История второй мировой войны.
М., 1982. Т.12, с.336).

Многочисленные документы и свидетельства людей, работавших со
Сталиным, показывают, что он с величайшей энергией и настойчи-
востью стремился к тому, чтобы получить максимум исчерпывающих
данных о состоянии сил противника, его военно-экономическом потен-
циале, замыслах, о театре военных действий и т.п. Именно опираясь
на такой объем сведений, он подходил к планированию войны, ее кам-
паний и стратегических операций.

Распорядок работы Ставки был круглосуточным. Он определялся
прежде всего рабочим временем самого Сталина, который трудился по
12-16 часов в сутки, как правило, в вечернее и ночное время. На-
чальники Генерального штаба, почти ежедневно, а иногда и по нес-
кольку раз в сутки встречались со Сталиным. Так Б.М.Шапошников во
вторую половину 1941 года и до мая 1942 года был у Верховного
Главнокомандующего 98 раз, Г.К.Жуков за 1 месяц и 7 дней встречал-
ся со Сталиным 16 раз, А.М.Василевский за более чем тридцатимесяч-
ный период работы в должности начальника Генерального штаба -- 199
раз, А.И.Антонов, оставаясь за Василевского, со Сталиным встречал-
ся 238 раз. Кроме этого, Сталин работал со вторыми и даже третьими
должностными лицами Генерального штаба. ("Военно-исторический жур-
нал". 1995, №3, с.20).

И еще одно авторитетное свидетельство, как Сталин повседневно
руководил боевыми действиями войск на фронтах Отечественной войны.
Маршал Василевский отмечал, что он и Жуков, когда выезжали на
фронт как представители Ставки, то ежедневно, а часто и по нес-
кольку раз в сутки вели переговоры с Верховным Главнокомандующим.
"Касаясь вопросов связи со Сталиным, не преувеличу, если скажу, --
писал Александр Михайлович, -- что начиная с весны 1942 года и в
последующее время войны, я не имел с ним телефонных разговоров
лишь в дни выезда его в первых числах августа 1943 года на встречи
с командующими войсками Западного и Калининского фронтов и в дни
его пребывания на Тегеранской конференции глав правительств трех
держав (с последних чисел ноября по 2 декабря 1943 года)" (А.М.Ва-
силевский. Дело всей жизни. М., 1975, с.523).

По напряженности и целеустремленности работы, жесткости кон-
троля за исполнением, воздействию на ход вооруженной борьбы, коор-
динации усилий видов и родов войск, по всем этим показателям Став-
ка Верховного Главнокомандования в Великой Отечественной войне
намного превосходила российскую императорскую Ставку первой миро-
вой войны.

Ставке под руководством Сталина пришлось решать неизмеримо
более сложные задачи. Советский Союз вступил в войну в крайне неб-
лагоприятной международной обстановке. В ходе первой мировой войны
значительная часть войск Германии действовала на Западном фронте.
На протяжении большей части Великой Отечественной войны (для нас
самой тяжелой) второго фронта в Европе вообще не было. Основная
часть сил вермахта и войск союзников Германии была сосредоточена
против Советского Союза. Над нашими дальневосточными рубежами на-
висала угроза японского вторжения, и значительную часть сил Совет-
ской Армии приходилось держать там. Весьма сложными на протяжении
всей войны оставались наши союзнические отношения с Англией и США.

Г.К.Жуков для второго издания книги "Воспоминания и размышле-
ния" написал отдельную главу о Ставке -- "Ставка Верховного Глав-
нокомандования", в которой дал глубокий и объективный анализ этого
жизненно важного командного пункта руководства войной. Приведем
несколько выдержек из этой главы.

"Ставка, -- писал он, -- руководила всеми действиями военными
вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, производила наращи-
вание стратегических усилий в ходе борьбы за счет резервов и ис-
пользования сил партизанского движения, Рабочим ее органом ... яв-
лялся Генеральный штаб.

Новые формы и способы ведения войны, естественно, потребовали
организационной перестройки управления войсками. В результате про-
веденных мер Генштаб был освобожден от ряда функций, которые были
переданы другим управлениям. Своей деятельностью Генштаб охватывал
все виды вооруженных сил и родов войск -- сухопутные, флот, ави-
ацию и т.д. Главное внимание его сосредоточивалось на оператив-
но-стратегических вопросах, всестороннем и глубоком изучении об-
становки, на анализе и обеспечении решений Ставки Верховного Глав-
нокомандования в организационном отношении ...

Ставке пришлось ... руководить действиями большого количества
фронтов, развернутых на огромном пространстве. Это неминуемо было
связано со значительными трудностями, особенно в области согласо-
вания усилий войск нескольких фронтов, действующих рядом. Начались
поиски новых методов управления, которые в конечном итоге привели
к возникновению эффективной формы непосредственного влияния стра-
тегического руководства на деятельность фронтов. Так появился
весьма своеобразный институт стратегического руководства -- пред-
ставители Ставки Верховного Главнокомандования, которые направля-
лись на важнейшие участки ...

Ставка Верховного Главнокомандования была коллективным орга-
ном руководства боевыми действиями вооруженных сил. В основе ее
работы лежало разумное сочетание коллегиальности с единоначалием.
Во всех случаях право принятия окончательного решения оставалось
за Верховным Главнокомандующим.

Замыслы и планы стратегических операций и кампаний разрабаты-
вались в рабочем аппарате Ставки -- в Генеральном штабе с участием
некоторых членов Ставки. Этому предшествовала большая работа в По-
литбюро и Государственном Комитете Обороны. Обсуждалась междуна-
родная обстановка на данном отрезке времени, изучались потенциаль-
ные политические и военные возможности воюющих государств. Только
после исследования и обсуждения всех общих вопросов делались прог-
нозы политического и военного характера. В результате всей этой
сложной работы определялась политическая и военная стратегия, ко-
торой руководствовалась Ставка Верховного Главнокомандования.

При разработке очередной операции И.В.Сталин обычно вызывал
начальника Генерального штаба и его заместителя и кропотливо вмес-
те с ними рассматривал оперативно-стратегическую обстановку на
всем советско-германском фронте: состояние войск фронтов, данные
всех видов разведки и ход подготовки резервов всех родов войск.

Потом в Ставку вызывались начальник тыла Красной Армии, ко-
мандующие различными родами войск и начальники главных управлений
наркомата обороны, которым предстояло практически обеспечивать
данную операцию.

Затем Верховный Главнокомандующий, заместитель Верховного и
начальник Генштаба обсуждали оперативно-стратегические возможности
наших войск. Начальник Генерального штаба и заместитель Верховного
получали задачу -- продумать и рассчитать наши возможности для той
или тех операций, которые намечались к проведению. Обычно для этой
работы Верховный отводил нам 4-5 дней. По истечении срока принима-
лось предварительное решение, После этого Верховный давал задание
начальнику Генштаба запросить мнение Военных советов фронтов о
предстоящей операции ...

Ставка была хорошо осведомлена о положении на фронтах и сво-
евременно реагировала на изменения обстановки. Через Генштаб она
внимательно следила за ходом операций, вносила необходимые коррек-
тивы в действия войск, уточняла их или ставила новые задачи, выте-
кающие из сложившейся обстановки. В случае необходимости произво-
дила перегруппировку сил и средств для достижения цели операции и
поставленных войскам задач, а в особых случаях прекращала операцию
...

Деятельность Ставки неотделима от имени И.В. Сталина. В годы
войны я часто с ним встречался. В большинстве случаев это были
официальные встречи, на которых решались вопросы руководства ходом
войны. Но даже простое приглашение на обед всегда использовалось в
этих же целях. Мне очень нравилось в работе И.В.Сталина полное от-
сутствие формализма. Все, что делалось им по линии Ставки или ГКО,
делалось так, чтобы принятые этими высокими органами решения начи-
нали выполняться тотчас же, а ход выполнения их строго и неуклонно
контролировался лично Верховным или, по его указанию, другими ру-
ководящими лицами или организациями" (Г.К.Жуков. Воспоминания и
размышления. Т.2. М., 1990, с.79, 80, 84-85, 87, 100-101).

Постоянным представителем Ставки в войсках был начальник Ге-
нерального штаба А.М.Василевский. В своей книге "Дело всей жизни"
он много внимания уделил работе Ставки Верховного Главнокомандова-
ния. "Ответственный представитель Ставки, -- писал А.М.Василев-
ский, -- всегда назначался Верховным Главнокомандующим и подчинял-
ся лично ему ... Представители Ставки, располагая всеми данными о
возможностях, замыслах и планах Верховного Главнокомандования,
оказывали существенную помощь командующим фронтами в выработке и
принятии наиболее правильных оперативных решений, вытекающих из
общего плана стратегической операции" (А.М.Василевский. Дело всей
жизни. М., 1975, с.524).

Вспоминая о работе Ставки, прославленный полководец говорил в
беседе с корреспондентом газеты "Комсомольская правда":

"Ставка не была неким собирающимся на регулярные заседания
органом. Людям, которые просят меня прислать или опубликовать хотя
бы один снимок заседания Ставки, я отвечаю: таких снимков просто
не существует. За всю войну, если не ошибаюсь, в утвержденном сос-
таве Ставка не собиралась ни разу. Работа Ставки строилась особым
образом. Верховный Главнокомандующий для выработки того или друго-
го оперативно-стратегического решения или для рассмотрения других
важных проблем вооруженной борьбы вызывал к себе ответственных
лиц, имевших непосредственное отношение к рассматриваемому вопро-
су. Тут могли быть члены и не члены Ставки, но обязательно члены
Политбюро, руководители промышленности, вызванные с фронта коман-
дующие. Все, что вырабатывалось тут при взаимных консультациях и
обсуждениях, немедленно оформлялось в директивы Ставки фронтам.
Такая форма работы была эффективной ... При чрезвычайных обсто-
ятельствах на том или ином фронте, при подготовке ответственных
операций Ставка посылала на фронт своих представителей. Сам я в
этой роли выезжал на фронт много раз. Это была ответственная рабо-
та. Оценить на месте возможности войск, поработать совместно с во-
енными советами фронтов, помочь им лучше подготовить войска к про-
ведению операций, оказать помощь в обеспечении войск поставками
всего необходимого, быть действующим, связующим звеном с Верховным
Главнокомандующим -- таков лишь короткий перечень всяких забот,
лежавших на представителе Ставки" ("Комсомольская правда". 1975,
30 апреля).

О работе Ставки и роли в ней И.В.Сталина делился воспоминани-
ями С.М.Штеменко -- в годы войны начальник Оперативного управления
Генштаба: "... Все принципиальные вопросы руководства страной, ве-
дения войны решались Центральным Комитетом партии -- Политбюро,
Оргбюро и Секретариатом, а затем проводились через президиум Вер-
ховного Совета СССР, Совнарком, а также через ГКО и Ставку ВГК.
Для оперативного решения военных вопросов созывали совместные со-
вещания членов Политбюро и ГКО, Политбюро и Ставки, а наиболее
важные из них обсуждались совместно Политбюро, ГКО и Ставкой.

В области руководства военными действиями не попирался и
принцип единоначалия -- этот важнейший принцип военного строитель-
ства и управления войсками в мирное и военное время. Руководство
операциями Вооруженных Сил в высшем звене находилось в руках толь-
ко Ставки Верховного Главнокомандования. Но поскольку членами
Ставки были некоторые члены Политбюро ЦК ВКП(б) и лица высшего во-
енного командования, она, таким образом, являлась коллективным ор-
ганом верховной военной власти.

Решения Ставки, оформленные документами, подписывались двумя
лицами -- Верховным Главнокомандующим и начальником Генерального
штаба, а иногда заместителем Верховного Главнокомандующего. Были
документы за подписью только начальника Генерального штаба. В этом
случае обычно делалась оговорка "по поручению Ставки". Один Вер-
ховный Главнокомандующий оперативные документы, как правило, не
подписывал, кроме тех, в которых он резко критиковал кого-либо из
лиц высшего военного руководства (Генштабу, мол, неудобно подписы-
вать такую бумагу и обострять отношения; пусть на меня обижаются).
Подписывались им единолично только различного рода приказы, глав-
ным образом административного характера" (С.М.Штеменко. Генераль-
ный штаб в годы войны. Кн.2. М., 1981, с.276).

Начальник Главного артиллерийского управления РККА маршал ар-
тиллерии Н.Д.Яковлев, связывавший Ставку ВГК и Генштаб с наркома-
тами и заводами, вспоминал:

"За время войны мною было хорошо усвоено: все, что решил Вер-
ховный, никто уже изменить не сможет. Это -- закон!

Но сказанное совершенно не значит, что со Сталиным нельзя бы-
ло спорить, Напротив, он обладал завидным терпением, соглашался с
разумными доводами. Но это -- на стадии обсуждения того или иного
вопроса. А когда же по нему уже принималось решение, никакие изме-
нения не допускались.

Кстати, когда Сталин обращался к сидящему (я говорю о нас,
военных, бывавших в Ставке), то вставать не следовало. Верховный
еще очень не любил, когда говоривший не смотрел ему в глаза. Сам
он говорил глуховато, а по телефону -- тихо. В этом случае прихо-
дилось напрягать все внимание.

Работу в Ставке отличала простота, большая интеллигентность.
Никаких показных речей, повышенного тона, все разговоры -- вполго-
лоса. Помнится, когда И.В.Сталину было присвоено звание Маршала
Советского Союза, его по-прежнему следовало именовать "товарищ
Сталин". Он не любил, чтобы перед ним вытягивались в струнку, не
терпел строевых подходов и отходов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments